Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»

Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»
ЮРИЙ ЗАГОРОВСКИЙ — ИНТЕРЕСНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Он предприниматель, возглавляет крупное петер-бургское агентство недвижимости, он также вице-президент Санкт-Петербургской Ассоциации риэлторов. И при этом он верующий человек. В офисе возглавляемой им компании есть икона и горят свечи. А многие сотрудники — верующие люди. О том, как ему удается совмещать бизнес и веру в Бога, и о многом другом и идет речь в настоящем интервью.

Как я пришел к вере

— Юрий Дарьевич, как вы к вере пришли?

— Повлияло много факторов. Я — бывший офицер, подполковник, увольнялся из вооруженных сил, были тревоги и волнения — это первый фактор. Потом у меня близкий товарищ развелся с женой, а я был у него свидетелем на свадьбе. Плюс куча всяких неурядиц, и в сумме это все сложилось. С сердечными болями я попал в госпиталь. Позже знакомые рекомендовали меня хорошему доктору, зовут его Виталий Александрович Копылов, он академик Российской Академии наук, член православного общества врачей Санкт-Петербурга. Я пришел к нему, и он своим методом меня мгновенно исцелил. Он вернул мне веру в свои силы, в то, что ничего страшного в том, что я заболел, нет, даже если я и помру, это не страшно. Неприятно, но все мы там будем.

— Хорошо он вас утешил!

— Я считаю его своим духовным отцом. Всегда в молитве упоминаю его и батюшку, который меня и нашу компанию духовно окормляет.

— Но это не какой-то сверхъестественный метод?

— Нет, он воздействовал чисто на тело. Он противник всяких экстрасенсов, астрологии, прививок, абортов. Мы с ним сдружились, и он посоветовал мне быть поближе к Богу. Вскоре я крестился.

— Скажите, а был у вас момент встречи с Богом?

— Могу точно сказать, что с Богом я не встречался, но голос Его иногда слышу. Бывало, я слышал внутренний голос, который подсказывал, например, по какой дороге ехать, чтобы не попасть в пробку. Либо совершаешь поступок, о котором потом сожалеешь. И в тот момент, когда ты его совершаешь, звучит этот голос, и ты понимаешь, что этого не надо делать, но делаешь. Я понимаю, что в тот момент, когда это прозвучало в тебе, Господь хотел увести тебя от этого. Я считаю, что мой грех в том, что, слыша этот голос, я на него часто не реагирую должным образом.

Кто такие риэлторы?

Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»
С СОТРУДНИКОМ компании Владимиром Кононенко

— Вы возглавляете Ассоциацию риэлторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Риэлторы — это люди, которые занимаются недвижимостью?

— Да. В нашем обществе так установилось, что почти все продается и покупается. Один из товаров — недвижимость. Этот товар можно купить, продать, арендовать и так далее. Вот эти операции и лежат в сфере деятельности риэлторов, специалистов по недвижимости.

— Что означает слово «риэлтор»?

— Это от слова «риэлти», что означает недвижимость. Право применения данного товарного знака принадлежит на территории России РГР, а Российская гильдия риэлторов делегировала на местах право пользования этим товарным знаком местным ассоциациям. У нас в Питере этим правом обладает Ассоциация риэлторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Как раз мы — риэлторы, а остальные — занимающиеся недвижимостью.

— Сейчас в этой сфере много мошенников…

— Так всегда было.

— В связи с этим, подскажите, что нужно сделать, чтобы обезопасить себя от мошенников, которые хотят тебя обмануть?

— Если мы говорим о верующих людях, то для начала нужно в любом случае помолиться, прежде чем приступать к чему-то. Говорят: «На Бога надейся, а осла-то привязывай». Если ты чувствуешь, что что-то не то, что-то вызывает сомнения, опасения, так притормози, разберись.

— На человека нужно внимание обращать?

— Обязательно! Я бы рекомендовал обращаться к человеку, который работает в компании. Это может быть и небольшая компания, и средняя, и большая, но вот здесь уже надо руководствоваться целым комплексом факторов.

— Вот вы генеральный директор и учредитель компании «Дарко», чем ваша компания отличается от других?

— Почти ничем. По мнению наших сотрудников, отличие, быть может, в том, что у нас отношение к христианству особое. Хотя, конечно, я человек грешный, многое делаю не так, но я стараюсь…

— Вы — человек верующий, и, кроме вас, в компании много других верующих людей.

— Я преодолел свое заблуждение в отношении того, что у нас коммерция, и поэтому мы должны быть в стороне от всего, в том числе и от веры. А почему? Скажите, почему я должен у Господа о чем-то просить и в то же время Ему закрывать вход? Компания — это же мой дом. Не так давно мы переехали в новый офис на Невском и, первым делом, освятили его и разместили икону. Это помогает верующим людям.

— Я видел, как вошла женщина и перекрестилась.

— Не все это делают, да и не обязательно же так прямо перекреститься, можно и в уме это сделать.

Христос помогает успокоиться

— У вас такое отчество интересное — Дарьевич. В Библии есть царь Дарий, это как-то связано с Библией?

— С царем лично не связано, персидских корней не прослеживается, царских тоже.

— А название фирмы «Дарко» как-то связано с отчеством?

— Наш основной девиз — «Дарим комфорт». На самом деле связано. Первоначально была идея, что я своим именем отвечаю за работу компании. Назвать фирму «Загоровский и компания» на тот момент было неудобно. А назвать именем, в котором было бы имя моего отца, давшего мне жизнь, и которого я уважаю и ценю, дай Бог ему здоровья, я посчитал нормальным. В принципе, репутация у компании неплохая. Папу зовут Дарий Васильевич. Как мне объяснили, это имя имеет славянские корни. Женский вариант имени сохранился и используется широко. Очень популярное имя Дарья — от слова «дарить», «дар». А мужской вариант почти утрачен.

— Да, очень редкое имя. У вас две дочери, внучка, свой бизнес, автомобиль, слава, почет. Чего вам еще не хватает?

— Я бы не сказал, что слава и почет…

— Я имею в виду грамоты, почетные должности и звания, победы компании «Дарко» в профессиональных конкурсах по недвижимости…

— Это не слава — это признание коллегами авторитета руководителя, который считается с другими такими же руководителями риэлторских компаний на рынке, потому что избирают руководители компаний, входящих в Ассоциацию риэлторов. Раз избрало профессиональное сообщество, значит, считает, что мы правильно работаем. Это общественная работа. Я это рассматриваю не как славу, а как доверие решать наши общие проблемы. А к вопросу «чего еще хочется»… Хочется прийти к состоянию еще большего покоя в душе.

— Вы помните то место в Писании, где Христос говорит: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас»?

— Знаете, я это нашел. Не всегда получается, но когда я действительно остановлюсь, сосредоточусь (а тут именно внимание требуется), то начинаю понимать, что да, вот это — суета сует, здесь не стоит переживать, то есть как раз то, что вы сказали — Господь мне помогает именно успокоиться.

— Как вам удается сочетать веру в Бога и бизнес? По моему мнению, не все могут, потому что цель бизнесмена — увеличение капитала, а цель верующего — стяжание Духа Святого, спасение души, и это никак не связано с земными богатствами.

— Я думаю, что не то чтобы это мне удается, а что мне так дано. Господь дал мне такую возможность. Помню, я служил в армии, уже шла перестройка, Советский Союз разваливался. Тогда говорили: «Вот это предприниматель, это бизнесмен». А я думал: «У, жулик! Негодяй! Обманщик!» У меня было, как и у многих людей, такое представление. А когда я сам стал заниматься бизнесом, я подумал: «Почему так? Я ведь себя не считаю негодяем, может быть, я неправ?» Во мне куча отрицательных черт, но окончательным негодяем я себя не считаю. Раз я занимаюсь этим, значит, и другие люди нормальные могут заниматься бизнесом. В каждом человеке постоянно борется плохое и хорошее. Кто-то строит получение своей прибыли на том, чтобы обмануть людей. Я надеюсь, что мы этого избежали.

— Мы — это ваша компания?

— Да, наша компания, я не говорю «моя», хотя и являюсь учредителем компании, ее руководителем. И, может, поэтому мы имеем такое качество, такой вид и такое лицо, как сейчас. Благодаря работавшим ранее, а фирме 12 лет, и работающим нынче людям, и директорам, и специалистам, считающих работу в компании своим «кровным» и любимым делом, она выросла, и сегодня в «Дарко» работает более 100 человек — «профи» в недвижимости и замечательных людей.

Возможности благотворить есть у всех

— Скажите, удается ли вам заниматься благотворительностью?

— Неудобно про это говорить. Господь в Писании сказал, чтобы мы не хвалились. Понятно, что я занимаюсь этим, и если бы не занимался, у меня бы ничего не было.

— По некоторым данным, около 60% людей в нашей стране хотели бы заниматься благотворительностью, но многие говорят, что у них нет такой возможности.

— Возможность всегда есть. Вот допустим, у меня военная пенсия 6000 рублей. Могу я с этой пенсии 600 рублей посвятить чему-то? Могу. С 60 тысяч рублей могу? Могу. С 6 миллионов могу? Могу. В Евангелии описано, как пришла женщина и принесла две копеечки, не помню, как они называются.

— Две лепты.

— Две лепты. Для Господа они более ценны, чем миллиарды, которые кто-то может принести.

— Значит, это от лукавого, когда человек говорит, что у него нет возможности для того, чтобы благотворить?

— От лукавого. И такое лукавство периодически меня самого посещает. Благотворительность не в том, чтобы денег дать, а в том, чтобы потратить свой авторитет, время, энергию, поговорить с человеком, поучаствовать в его нужде. Люди занимаются тем, что тратят свое время на то, чтобы встречаться, объяснять, организовывать, оберегать от чего-то, лечить, и все это делают не за деньги, а инвестируют свое жизненное время, а это невосполнимый капитал. Время невосполнимо в этой жизни.

Рай — внутри нас

Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»
ЕСЛИ КТО-ТО где-то зажигает лампады — значит, это кому-нибудь нужно?

— Библия говорит, что на небе нас ждут города, много обителей. Скажите, а хотели бы вы хоть какую-то недвижимость получить от Бога? Понимаю, что вопрос необычный…

— Честно говоря, я еще до конца в голове не уложил, как оно там будет. Насчет недвижимости — мне кажется, что там ее нет. Думаю, что мечтается людям не о городах, царствах, княжествах, а о другом. Ведь когда мы были счастливы в своей жизни? Когда имели возможность с близкими духовно общаться. Нам было радостно, хорошо, весело. Это самое ценное в жизни. А не то, куда окна выходят. С милым и в шалаше рай. Честно скажу, я ни разу не думал, что я заслужу там какие-то там почести.

— Но так Бог говорит, что на небе очень много всяких мест, где человек может себя реализовать и обрести счастье. Речь не идет о заслугах. Христос сказал: «В доме Отца Моего обителей много» (Ин. 14:2).

— Может быть, имеются в виду какие-то духовные ниши? Душа имеет возможность оказывать влияние на другие души, и, в том числе, на новые, рождающиеся души.

— Я прочитал, что многие депутаты, министры сегодня имеют по несколько квартир, домов, земельных участков, в том числе за рубежом. Многие им завидуют, не думая, что они все это когда-нибудь оставят. Сам Господь как-то сказал одному разбогатевшему человеку: «Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?» (Лк. 12:20).

— Я вместе с вами сожалею, что в окружающей действительности много плохого, но в последнее время я чаще, чем раньше, стал себя ловить на мысли, что мне хочется сказать: «Господи, может быть, я неправильно понимаю, но мне кажется, Ты нам рай уже дал». Такие моменты бывают, когда я просто счастлив. И тогда я думаю: «Вот он, рай. Дан нам уже».

— А где вы видите рай?

— Рай я вижу, когда выезжаю на природу, гуляю по лесу, парку.

— Внутри себя видите рай?

— Внутри себя. В те моменты, когда я правильно поступаю, когда я люблю, прощаю, в ладу с собой, когда я себя заставляю поступить правильно — в эти минуты, я думаю, Царство Божие у меня есть в душе. Оно, это Царство, и вокруг есть. Когда моя собачка ко мне ластится, когда я глажу ее мягкую шерстку, когда она преданно смотрит на меня, когда меня жена успокаивает, или когда мы говорим друг другу хорошие слова, когда внучка смотрит на меня широко раскрытыми глазами, раскрыв рот… В такие моменты ты понимаешь, что Царство Божие уже пришло. Оно здесь, рядом…

— А почему многие этого Царства ни в себе, ни вокруг себя не видят?

— Мы сами его разрушаем. Не туда надо смотреть, а очищать пространство вокруг себя. На ребенка своего не крикнуть, а спокойно с ним поговорить, хотя он и не послушался и говорит тебе что-то неприятное. Вместо того, чтобы отреагировать окриком: «Как же, ты же дитя мое, как ты смеешь голос повышать?» спокойно ответить, проаргументировать как-то: «Мог бы и посуду помыть, ребенок!» Или промолчать. Или даже вместо этого упрека взять, спокойно встать и помыть посуду. Сказать жене: «Сядь, отдохни, я помою».

— Про вас пишут, что вы человек активной жизненной позиции. В чем эта позиция выражается?

— Наверное, в неравнодушии каком-то. Если что-то происходит неправильное, то я стараюсь по возможности принять участие, как мне кажется, на стороне добра. Активность позиции заключается еще и в том, что я понимаю, что я сам должен думать, принимать решения, действовать. Моя судьба, наряду с Божиим промыслом, во многом зависит и от меня.

— Вы переживаете за то, что сейчас происходит в обществе, в стране?

— Конечно, как все нормальные люди.

Не все, кстати, за это переживают, многие считают, что все в порядке.

— Нет, конечно! В каком там порядке? Практически во всех областях развал. Где-то, конечно, и созидание, но во многом развал. Я двадцать один год прослужил в вооруженных силах, сейчас они разваливаются. Я об этом знаю не понаслышке, есть мои бывшие однокурсники, сослуживцы, есть люди, которые и сейчас служат в армии, в военных учебных заведениях. На основе разной информации я вижу, что многое сейчас в армии делается неправильно. Армия деградирует. Даже на примере ученого заведения, в котором я учился, преподавал, даже на примере Академии им. Можайского это видно. В прошлом году набора в Можайку не было вообще.

— Не хотят учиться?

— Потому что не нужны.

— Сокращают же вооруженные силы.

— Можно сокращать, а насколько? Кто-нибудь обоснованную концепцию представил, насколько надо сокращать? А кто будет ракеты в космос запускать, страну защищать?

Бог — не идея!

— Что бы вы сделали на месте президента, если бы вам дали такую возможность?

— Не дали бы…

— Гипотетически предположить…

— Даже не знаю, нужно ли это мне? Я думаю, что в чем-то там люди несчастные, они несвободны. Я эту несвободу ощутил, даже будучи президентом Ассоциации риэлторов.

— А на земле вообще есть свободные люди?

— Наверное, нет. Мы не можем быть полностью свободными, потому что вокруг нас множество связей, которые ограничивают нашу свободу. Кроме одного — свободы выбора…

— И от греха свобода…

— Конечно, ведь мы вольны поступить грешно или добродетельно. То есть когда мы выбираем, свобода еще есть. Но когда ты принимаешь решение, какой выбор сделать, тут как раз начинается несвобода. Ты можешь свободно выбрать, но из разных несвобод.

— А если мы, верующие, выбираем, то выбираем свободу, Бога то есть. «Где Дух Господень, там свобода», — так сказал об этом Апостол Павел.

— Мы выбираем истинную свободу…

— Зато становимся рабами.

— Рабами Божиими, но свободными от всех остальных.

— То есть это то, чего люди не хотят и чего сильно боятся…

— Слово «раб» понимается неправильно. Принято употреблять его в уничижительном, оскорбительном смысле. Думают, что рабство — это грязь, физическое и духовное уничижение и прочее, прочее, прочее. «Раб» же — от слова «работать». Если ты не работаешь, то ты кто? Трава, гусеница — да и те работают! Мы же не хотим быть травой, значит, мы должны быть рабами. Вопрос, на кого работать: на дьявола или на Бога?

— Или на себя? Работа на себя — это тоже работа на дьявола получается?

— Если чисто на себя, то на дьявола.

— Работать на идею, не связанную с Богом — тоже работать на дьявола? Если идея, идеология, допустим, коммунистическая, если она не Божья…

— На любую идею работать — это от лукавого, потому что, если мы говорим о Боге, то здесь не идея. Бог — это не идея, это реальность, единственная реальность, а остальное все идея.

— Это не космос какой-то, что-то далекое, а любящее человека, заботящееся о человеке, переживающее о нем…

— Просто нас так учили, что все, вот это — реальность, а Бог — это не реальность. На самом деле наоборот: Бог реален, а все это… так, иллюзорно.

— Все временно на земле.

— Реальность — это не только то, что можно пощупать. Ведь у нас, кроме осязания, обоняния и прочих органов чувств, есть душа. Почему мы отвергаем мысль, что душа не менее осязаема, чем все остальное, то же тело?

Нужна ли идеология?

Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»
ПРАЗДНИЧНЫЙ УЖИН, посвященный переезду в новый офис

— А как вы считаете, нужна ли какая-то идеология в стране?

— Видите ли, этот мир живет по своим законам: материальным, общественным. Как говорил Ленин: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». В этом смысле идеология нужна.

— Какая идеология могла бы объединить людей?

— Тут есть такой момент: как только мы что-нибудь хорошее объявим государственным, так это сразу превращается во что-то противоположное. 1000 лет было православное государство, но оно погибло. Не может быть государственной религия.

— Церковь была несвободна, государство контролировало ее…

— Да. Поэтому сказать, что надо сделать главной идеей страны религиозную идею, нельзя. Это неправильно. Духовность должна быть в каждом человеке. Не государство должно быть религиозным и духовным, каждый должен таким быть. А идея может быть. Национальная идея — в правильном понимании, не в затрапезном.

— Многие страны имеют свою национальную идею. Америка, например, имеет, и она тщательно работает над ее продвижением в так называемые народные массы.

— То есть идей может быть несколько, но одна идея должна быть национальной… На нашей территории много лет проживают разные общности людей. Многие из них — башкиры, татары, чуваши, украинцы, евреи, немцы и другие — говорят: «Я русский человек». В Америке говорят: «Я американец». Я сомневаюсь, что узбек скажет о себе, что он русский человек, хотя не исключаю. Я знаю одного азербайджанца, который говорит: «Я русский человек». Он родился, вырос и жил здесь, но люди, которые здесь живут — они живут по определенным правилам, обычаям, которые сложились на этой территории. И как раз национальная идея может состоять в том, что мы должны на нашей территории работать над тем, чтобы наша страна была правильно устроена. Чтобы люди могли трудиться, обеспечивать свои семьи, помогать тем, кто более слабый, и иметь возможность заниматься свой душой. Чтобы не с утра до вечера как белка в колесе крутились, а чтобы еще было время остановиться, подумать, помолиться, посмотреть внутрь себя.

— Как вы думаете, страна наша возродится когда-нибудь? И если да, как это себе представляете?

— Мне хочется верить, что да. Надежда есть. Думаю, нужно начинать с себя лично. Возрождать себя, как личность духовную. Воспитывать детей и внуков. Когда все люди нашей страны начнут с себя и своих семей, тогда и страна наша возродится.

— Что бы вы могли пожелать нашим читателям, учитывая, что нас читают и верующие, и неверующие — разные люди?

— Я бы хотел пожелать всем людям, независимо от того, к какому они принадлежат сословию и к какой социальной и возрастной группе, найти возможность регулярно бывать наедине с самим собой. Иметь возможность остановиться и посмотреть внутрь себя. Не для того, чтобы полюбоваться собой, а именно увидеть себя, понять, кто ты и откуда и куда идешь. Желаю всем людям иметь свободное время. Найти возможность уделить внимание близким, пообщаться.

— Но на это так не хватает времени!

— Нет, мне хватает.

— Я говорю о том, что вообще людям не хватает.

— Вообще — да, не хватает. Но мне грех жаловаться, меня любят мои близкие, родные. Бог мне дал возможность жить в этом мире, видеть это счастье вокруг, красоту. Иметь счастье любить и быть любимым… Страна у нас отличная, лучше многих, город Санкт-Петербург я вообще обожаю — это мой любимый город.

— Да и вообще все хорошо!

— Да, я считаю, что все хорошо. Ну не все, преимущественно неплохо, но, в то же время, не надо закрывать глаза на то, что есть над чем поработать.

— А планы ваши какие?

— Быть живым, пожить еще. Более конкретные планы — помочь детям вырастить внуков хорошими людьми,
Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»
чтобы они тоже имели возможность духовно расти. С точки зрения профессиональной деятельности — конечно, улучшить работу своей компании, хотелось бы расширить бизнес. В плане нашей Родины — не стоять в стороне, ну и, конечно, платить налоги.

Вел беседу Сергей РОМАНОВ
Фотографии автора

Вы здесь: Главная Статьи Юрий Загоровский: «Главное — любить и быть любимым!»