Церковные реформы в Константинополе

Церковные реформы в Константинополе

В короткий промежуток между
рукоположением и возведением на кафедру Иоанн распорядился подвергнуть тщательной
проверке бюджет константинопольской церкви. Она принесла неожиданные
результаты. Любопытно, что определенные несообразности отметил во время своего
краткого пребывания на константинопольской кафедре уже св. Григорий Богослов.
Однако, как он говорит в своем жизнеописании, у него не нашлось ни времени, ни
сил для их исправления. Св. Иоанну также показались неоправданными многие
статьи расходов. И он их, недолго думая, урезал. В особенности преувеличенными
ему показались расходы на содержание епископского дворца. Его предшественник
предпочитал изысканный стол и снискал популярность своими обильными пиршествами.
Златоуст не имел ничего против приема и размещения епископов, приезжавших по
церковным делам в столицу, однако не допускал в этом отношении никакой
пышности. Официальные банкеты были свернуты. Иоанн вряд ли полностью отдавал
себе отчет в том, что, в глазах окружающих, он, тем самым, не только нарушал обычаи гостеприимства, но и
усложнял установление необходимых связей. Свою исключительно простую пищу,
которую ему готовила Олимпиада, он ел в одиночестве. Простота пищи диктовалась
его больным желудком, одиночество — постоянной занятостью, которая заставляла
его то и дело откладывать трапезу. Отказ от праздничных застолий впервые вызвал
недовольство новым епископом среди влиятельных лиц, привыкших к приглашениям
на епархиальные пиршества. К введенному Иоанном режиму экономии относилась и
продажа мрамора, — мы не знаем, шла ли речь о мраморных блоках или колоннах, —
подготовленного по распоряжению Нектария для отделки маленького храма
Воскресения. В данном случае Иоанн не продемонстрировал должного понимания
ситуации. Церковь Воскресения имела важное эмоциональное значение. Именно в
этой тогда еще часовне произносил свои ставшие впоследствии знаменитыми
проповеди св. Григорий Богослов. Именно здесь совсем немного лет назад
собиралась православная община, в то время как тон в городе задавали ариане. С
заготовки мрамора начал переделку часовни в церковь император Феодосий. Позднее
его продажа была поставлена Златоусту в вину. Согласно другому обвинению, он
распорядился сбыть некоторые драгоценности из церковной сокровищницы. В этом
нет ничего невозможного. В Антиохии Иоанн настойчиво осуждал обычай
увековечивать свое имя путем жертвования золотых с бриллиантами евхаристических
чаш или шитых золотом алтарных покровов. По словам Иоанна, стол, за которым Господь
и Его ученики сидели во время самой первой евхаристии, не был сделан из
серебра. Богу нужны не золотые чаши, а золотые души. Тем не менее, уже в
Антиохии Златоуст давал духовно мудрый совет не порицать тех, кто уже успел купить
драгоценные сосуды или сделать соответствующее пожертвование. Если же кто-либо
спрашивает о совете предварительно, то его следует подвести к мысли
пожертвовать соразмерную сумму на бедных.

Деньги, которые Иоанн собрал
благодаря упомянутым сокращениям бюджета и распродажам, были переданы на нужды
одной из константинопольских больниц. Со временем, по инициативе св. Иоанна
было построено несколько новых больниц. В то же время, его планы постройки загородного
лепрозория встретили сопротивление. Недовольными оказались крупные
землевладельцы, чьи земли примыкали к избранному участку. В этой своей деятельности
Златоуст последовательно шел по пути, избранному церковью несколько десятилетий
назад. Это был путь совершенно нового социального
служения, выразившегося в целенаправленном строительстве домов призрения для
больных, престарелых и немощных, гостиниц для
путешествующих, приютов для сирот. Ориентиром и примером Иоанну, в этом
отношении, служил св. Василий Кесарийский (f 379), по благословению которого
неподалеку от г. Каппадокии, где находилась его кафедра, было устроено целое
поселение. Его центром являлись церковь и монастырь, а вокруг них
группировались ночлежки, дома для бедных, госпитали, но также и мастерские. Таков
был «новый город», как его назвал св. Григорий Богослов, город
заботы об убогом и любви к ближнему, город, в котором нашла себе место и
резиденция епископа. Впоследствии этот комплекс получил название Василиада в
честь своего великого основателя.

Став епископом, Иоанн показал,
что он далеко не беспомощен в финансовых делах. Еще будучи антиохийским пресвитером,
он учил не проверять нищих, действительно ли они нуждаются в помощи, но давать
без оглядки. Теперь же, говоря с знаменитой своей щедростью Олимпиадой, Златоуст
наставляет ее не раздавать деньги без дознания, иначе их можно с тем же успехом
выбросить в море. Тщательное планирование раздаваемых средств идет на пользу
по-настоящему нищим и приносит ей самой больше духовной пользы. В ответ на это
святая решила передать церкви также и имущество, оставшееся у нее после
пожертвований, сделанных во времена епископа Нектария. Состояние
константинопольской церкви за время епископата св. Иоанна значительно приумножилось.
Златоуст взял на вооружение идеи каппадокийских свв. отцов и широко
пропагандировал их. Богатым следует назначать своим наследником Христа,
имущество бездетных должно завещаться церкви. Если у богатых есть дети, то церкви нужно отписать после смерти хотя бы долю состояния.
Такая постановка вопроса устраивала далеко не всех. Родственники состоятельных
людей считали, что у них обманом отнимается часть наследства. Государственные
законы запрещали вдовам завещать свое имущество членам клира. Завещания же на
имя церкви этому запрету не подвергались.

Ревизии подверглись не только
финансы епархии, но и ее клир. При этом св. Иоанн предъявлял очень серьезные
требования. Чтобы оценить его деятельность по справедливости, необходимо
учитывать два обстоятельства. Во-первых, те же самые требования он предъявлял и
к самому себе. И во- вторых, за долгие годы борьбы ариан с православными и во
время мягкого правления епископа Нектария нравы столичных клириков пришли в
упадок. Св. Палладий сообщает, что Златоуст изверг из сана двух диаконов. Один
из них был повинен в убийстве, другой — в прелюбодеянии. Историк Сократ
полагает, что Иоанн критиковал без разбора и при этом слишком резко и обидно.
Недовольные представляли его как человека жесткого, увлекающегося,
раздражительного и высокомерного. Своим помощником в начатой чистке Златоуст
избрал архидиакона Серапиона, который повсеместно слыл
сторонником крайних мер. Рассказывали, что Серапион говорил епископу, что без
палки порядка в клире не навести. Иоанну стало известно, что и в
Константинополе члены клира живут вместе с женщинами, которые, также как и они
сами, дали обет воздержания. Терпеть подобное нечестие он был не намерен. В
Антиохии Златоуст написал против подобной практики два трактата. Теперь он
переиздает их в переработанном виде. Нелицеприятные меры и слова Иоанна неприятно
задевали многих. Согласно одному из обвинений, выдвинутых против него на
соборе «Под дубом», его действия повредили репутации священнослужителей. Без
сомнения, упреки Златоуста в адрес своих подначальных не могли возникнуть на
пустом месте. Однако, возможно, что в ряде случаев он не знал всех подробностей
или же переоценивал важность дела.

Наконец, следует сказать о
христианских вдовах, на которых также остановилось внимание Иоанна. Как и в
Антиохии, они
представляли собой замкнутую группу, в которую принимали по особому чину.
Епископ пригласил этих женщин к себе, и, не обинуясь, сказал, что либо они
будут регулярно поститься, перестанут посещать общественные бани и откажутся
от красивых платьев, либо пусть снова выходят замуж. Весьма вероятно, что в их
числе была и Евграфия, вдовица, во дворце которой позднее будут собираться противники
Златоуста. Как бы то ни было, Палладий сообщает нам, что Евграфия и другие
женщины жаловались на то, что Иоанн сказал им прямо в лицо: «Зачем вы, будучи
старицами по возрасту, принуждаете тело снова стать молодым, нося, подобно
блудницам, локоны вокруг лба?»

Реформы епархиальных расходов, а
также меры, принятые против живших недостойно своего призвания клириков и
вдов, вызвали недовольство Иоанном среди затронутых его деятельностью. Мы не
ошибемся, если припишем эти шаги не одному только сформировавшемуся у Златоуста
высокому идеалу, которому, по его убеждению, должен соответствовать как любой
христианин, так и, в первую очередь, связавший себя обетами. Невозможно также и
объяснять все одной лишь вспыльчивостью святого. Иоанн знал, что может производить
впечатление злобного, тяжелого и недовольного человека. Пожалуй, важнее, что в
его действиях угадывается стремление поднять авторитет своего епископского
сана, упрочить свою первосвятительскую власть. Именно этот аспект обрел ясные
формы во время первых значительных конфликтов, которые ему предстояло пережить.

Вы здесь: Главная Иоанн Златоуст - проповедник, епископ, мученик Церковные реформы в Константинополе